mikhail_berg (mikhail_berg) wrote,
mikhail_berg
mikhail_berg

В интернет-газете Kasparov.Ru вышла статья

Салон Анны Павловны Шерер

Оригинал текста


Понятно, Путин и послушный ему народ – как бы близнецы-братья, хотя все равно принц и нищий; но представляет ли реальную альтернативу интеллигенция, которая типа - последний дюйм обороны и последний шанс нормы? Какие ценности у этой группы, подчас по-европейски образованных людей, отличающих амфибрахий от брахмина и анапеста?
Даже если не сразу вычленять ту часть интеллигенции, которая за бабки всегда, везде и беспробудно (а как без них, и кто без них, пусть первый бросит в сребролюбцев неразменный рубль). При этом конформистов первого призыва (вскакивающих с горном, по первому комсомольскому еще зову) мы не будем отделять от конформистов последнего (когда жена смотрит усталой сукой, и дети играют в шутеры десятилетней давности).
Какие у них ценности: вопрос не праздный, так как есть среди этой социальной группы и убежденные славянофилы (или лучше имперцы, патриоты, великодержавники, у них русские - самая большая разделенная нация, попавшая в западню), и западники, потому что надо с кем-то здороваться, говорить о профессии и как-то дистанцироваться от заполонившего огород борщевика, что сам растет при любой погоде.
Вообще-то, помимо убеждений, что либерализм, как рынок, все сам исправит, надо, мол, только перестать пускать в ящик Киселева-Соловьева и устроить выборы-суды-равный доступ к матюгальнику; они еще - носители языка и носители (носильщики? насильники?) великой русской культуры. Об Пушкина, об Гоголя, Толстоевского и других героев школьной хрестоматии.
Культура как культура: в истоках - заимствованная, в росте - самобытная, на языки переведенная, Западом почитаемая и в театрах смотрибельная. Сколько ни вычеркивай из Достоевского Диккенса и толпу французов, ненависть к низкопоклонству перед Западом останется.
В принципе, если не брать Герцена и в каких-то менопаузах юности и протеста других проницательных описателей земли русской (скажем, Лескова с его пореформенной прозой), то комплекс неполноценности перед печкой-Западом, от которой пляшем, неизбывен.
А раз так, то неизбывен и осадок, остающийся у тех, кто эту культуру пьет с утра до вечера, потому что иной не видал. Можно, конечно, утверждать, что совок русскую культуру испортил, как воздух, что вытащил декабриста с чубуком из Пушкина и будильник, разбудивший Герцена, из остальных. А до революции (Розанова помним, но не больше) русская культура работала, что твоя швейная мастерская, и какие костюмы шили: бомбистов-террористов с некрасовскими эполетами, комиссаров в гражданских шинелях, особистов-пушкиноведов, стукачей, советских граждан, плачущих на похоронах Сталина, и прочих лучших людей своего времени.
Или надо не торопиться и дать печке разгореться, и посмотреть, какой Пушкин выползет из маминого окошка через 200 лет? Так он и вылез. Думаете, я о Яровой, Милонове и Музулиной, а зачем Милонов, когда есть МихАлков, зачем Федоров - если есть Табаков, Пиотровский и полчище музыкантов на подхвате?
Чем не духовный тип русского человека, каким последний осуществился, воспроизведя Пушкина в перспективе? Талант в наличии, образованность имеется, обработка русской культурой - в полный рост, труднее назвать то, чего нет? А вот чего ждали, того и нет. Умения плыть против течения.
Может быть, еще надо 200 лет вместе обождать? А может, предположить, что русская культура - столь увлекательный объект для исследований, который, однако, не в состоянии породить вменяемое социальное пространство с репродуцируемыми ценностями?
Эта культура создавалась как игрушка людьми, говорившими на французском лучше и раньше, чем на русском; она была необходима в рамках понимания народности по Гердеру; она представляла собой сообщество людей, вроде салона Анна Павловны Шерер, из поколения в поколение воспроизводящих культуру, которой можно было любоваться, восторгаться, ужасаться, продавать на экспорт для демонстрации: насколько же талантлив русский человек в самом соку; даже смотреться в нее как в свет мой зеркальце, уверяющее, что ты – противная рожа – трамповская красавица; но жить по ней можно было только внутри салона Шерер, не больше.
Это большая такая история для очень маленькой компании. Изучать ее - наслаждение, жить за пределами филологической секты - пыль у меня намучаетесь глотать, а не отличать вора от кровопийцы. И аршин от нормы. Великая русская культура, эта конспективная лирика, способная со скрипом открыть дверь в себя для человека или доброхота, но осветить дорогу идущему, я не говорю - указать путь: сомнивательно. Уши от мертвого осла вы получите, а не путеводитель по вменяемому поведению в социуме.
Subscribe

  • Гагарин - Белка и Стрелка

    Борхес утверждал, что самые простые вещи это те, что открываются в последнюю очередь. Полёт Гагарина к ним не относится. То, что это событие, по…

  • За что украинцы ненавидят русских

    Угрожающее скопление русских войск на украинской границе обострило чувства и выявило ряд неочевидных свойств. Понятно, почему угроза войной –…

  • Триединство волка, козы и капусты

    Александр Морозов – проницательный наблюдатель постсоветской действительности, иногда, возможно, от природного добродушия пишет вещи, кажущиеся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments