August 6th, 2013

В "Ежедневном журнале" опубликована статья

Ученик и учитель

По поводу «Красного света» Максима Кантора много уже сказано. И то, что автор более всего похож на графомана, но не того «взбесившегося», каковым московские концептуалисты поначалу посчитали Д.А. Пригова с первыми его концептуальными текстами. А кондового, нормального, во многом (и не пародийно, а вполне серьезно) повторяющего соцреалистический стиль и памфлетную примитивность Ивана Шевцова в его романе «Тля». И то, что в наиболее безумных (хотя, увы, редких) местах Кантор напоминает Пелевина, с его критикой «каргоинтеллигенции» (читай: креативного класса). И то, что у Кантора, как у Пастернака в «Докторе Живаго», перед читателем разворачивается целое историческое полотно, с несколькими сюжетными линиями, где есть и Болотная с площадью Сахарова (поданные, конечно, отрицательно и негодующе – агенты Запада отрабатывают «печеньки»); и Сталин с Гитлером, их приспешники и прочий антураж, примитивный настолько, что иногда кажется, что взрослый человек, прочитавший перед этим две книги, не может писать так плохо и неумело.

Казалось бы, не о чем здесь говорить, уровень наивности автора превышает забавную ценность его самопародийности, кабы не нешуточная популярность романа ура-патриотического Кантора, оказавшегося востребованным и нужным именно сегодня, когда абсурдизация путинского режима (с его Мизулиными и Милоновыми) превышает подчас мракобесие советских времен, или вполне соответствует им.

И вот в этой популярности (и ее источниках) имеет смысл разобраться

Collapse )