September 26th, 2013

Тщета политической логики

Кому приходилось спорить с близкими друзьями, приятелями или родственниками о политике, знают, что аргументы и факты здесь бессильны. Если человек с вами соглашается, то ему, скорее, все равно, или он это делает из вежливости. Поэтому приводимые ниже доказательства того, что политические убеждения не рациональны, а эмоциональны, не покажутся удивительными. Я бы к этому прибавил, что политические убеждения - это род символического самоутверждения и самооправдания, поэтому человек за них так держится, как будто это последний форпост души. То есть мы спорим не о Путине или Навальном, а о себе, о своем выборе, совершённом в далеком прошлом, и совершаемом в настоящий момент.

http://inosmi.ru/world/20130922/213196366.html

Везде клин

В своем споре по поводу октября 1993 Скобов справедливо упрекает Ельцина и его команду в том, что противостояли они не столько коммунистическому реваншу в виде омерзительного (надо признать) Верховного Совета с Хасбулатовым во главе, сколько контролю законодательной власти над исполнительной. Именно возможность контроля более всего раздражала сторону Ельцина, которого, чуя грядущую выгоду, поддержал класс чиновников. А избавление от этого контроля облегчило проведение несправедливой приватизации лицами, приближенными к этой власти, и неизбежный рост ее (власти) авторитарности, закончившийся Путиным. «Внесли свою лепту в трагическую развязку и представители творческой интеллигенции. Поэты и художники не обязаны разбираться в юридических тонкостях и политических хитросплетениях. Недостаток политического профессионализма компенсируется у них обостренной способностью сердцем чувствовать, где правда, а где ложь. Остается лишь сожалеть, что у многих замечательных людей родовая травма унизительной жизни под властью советской партноменклатуры и панический страх перед возвращением той жизни притупили эту способность».

А вот здесь Скобов, на мой взгляд, романтизирует творческую интеллигенцию. Сердце, чутье – розовые сопли. Пьер Бурдье называл интеллигенцию частью господствующего класса, обеспечивающей идеологическое, культурное прикрытие власти политической. Что на самом деле творческая интеллигенция и выполнила, усилив иллюзию, что борьба идет между либеральным светом и коммунистической тьмой. И тем самым обеспечив Ельцина легитимностью. Впрочем, так она делала и при советской власти, выступая в своем большинстве на стороне силы. Что не отменяет одного отчетливого противоречия: среди сторонников Верховного Совета были такие же жадные до власти и денег люди, как и среди сторонников Ельцина. Да при том еще менее, так сказать, риторически вменяемые. Ну, как Проханов против Окуджавы. Так что предположение Скобова, что сильный Верховный Совет в силу логики политической борьбы обеспечил бы, так или иначе, «интересы народа», увы, наивны.

http://grani.ru/blogs/free/entries/219408.html