April 1st, 2014

Кажется, что глупая, подлая и хитрая сводня развращает ребенка

Когда сегодня смотришь за тем, что творится на российском ТВ (да и вообще за тем, что происходит в России), кажется, что с отчаяньем беспомощности наблюдаешь за тем, как откровенно недалекий, примитивный, наглый и бесчестный взрослый на твоих глазах (с лукавой усмешечкой превосходства) обманывает, покупает и развращает ребенка. На взрослом, конечно, негде чернильные печати ставить; его приемы хрестоматийно известны и понятны заранее; о ребенке, кроме возраста, сказать тоже ничего нельзя: может болен, может – нет. Может, он был развращен раньше; может быть, это для него не в первый раз; но он все равно ребенок, он по состоянию своего ума и опыта не может понять, в какие сети заманивает его развратник. Сети-то совсем не тонкие, не шелковые, не ажурные, а грубые, с ячейками для головы сенатора Сидякина, но ребенок ведется, это видно, и ты не можешь ничем помочь. Ты сидишь с той беззвучной стороны стекла, ты все видишь, но ни слово, ни жест, ни крик, ни вой – ничему не помогут. Все предрешено, ты знаешь, какой будет следующий шаг, что последует за падением, как дорого обойдется наивность и беспечность, это было уже раньше, этот сюжет отнюдь не нов, но у тебя отсутствуют какие-либо инструменты для прекращения ужаса, для предотвращения подлого и лицемерного обмана. Так хочется убить сводню, задушить негодяя, который, не взирая на твой ступор, продолжает творить начатое. И даже уверенность, что за таким преступлением всегда следует наказание (увы, для обоих), не отменяет отвращения соучастия: смотря за происходящим, ты превращаешься в очевидца катастрофы.