January 10th, 2015

В интернет-газете Kasparov.ru опубликована статья

О встрече зонтика и пишущей машинки на операционном столе

Убийство французских карикатуристов, при кажущейся неожиданности и демонстративности, имеет ряд банальных причин. Я бы остановился на двух: фундаменталистском и антиколониальном подтексте. Надо ли говорить, что фундаментализм сегодня является трендом, отнюдь не только исламским или российским, хотя фундаментализация России красноречивее, чем фундаментализация менее крупных стран, потому что заметнее и стремительнее.
Но явление это универсальное, затронувшее практически все культуры и, конечно, куда более масштабное, чем его религиозная подоплека. Хотя сегодня, скорее всего, нет религии или социума, свободных от фундаменталистских тенденций. И влияние фундаментализма (неслучайно возникшего именно в протестантской культуре) отчетливо не только в бедных, авторитарных и тоталитарных странах, но во вполне преуспевающих и либеральных, как, скажем, в США, где сегодня только каждый шестой житель страны согласен с теорией Дарвина и не является сторонником креационизма. Кстати, в России теория эволюции - весьма симптоматичная для нашей темы - убедительна для каждого четвертого.
Collapse )

В ожидании письма

Причина эмоционального тона дискуссий, возникающего по любому, даже не столь важному поводу, как чужие убеждения и нетерпимость к ним - не бином Ньютона. Незнакомому человеку можно с размаху впаять в лоб оскорбление любого калибра, отказать в праве на неангажированность, с порога встать в позу поучающего: книгу когда-нибудь открой, паря, извилинами пошевели, чтобы не отмерли за ненадобностью, напиши отчет в Госдеп, что с заданием не справился по врожденной дурости. В ауте презумпция доброжелательности и терпения: нас, с нашей доверчивостью, так часто и непрерывно наябывали, что легче совсем никому не верить, хоть три тома цитат приведи, а если и верить, то монстру вранья - из чувства противоречия, которое ничто иное как доступная защита права на свободу, пусть и свободу от правил.

Наша психологическая жизнь хуже войны, потому как в какой стороне враг - непонятно, и круговая оборона - единственный выход из окружения. У каждого, конечно, свой критерий нормы, у меня - почта, потому что нет ничего проще и древнее и, одновременно, симтоматичнее. Когда общество найдет в себе силы на подвиг социальной вменяемости и перестанет пиздить посылки и бандероли у самих себя, то есть левой рукой воровать у правой, прозвучит волшебный серебряный колокольчик, и человек с цифрой пять на медной бляшке войдет в наш дом розовощеким вестником общественного здоровья со словами: вам, блять, письмо. И мы поймем: дома, дома, мы, наконец, дома.