March 26th, 2015

К спорам о сексизме

Уровень сексизма в России проявляется во многом, но прежде всего - в способах репрезентации женственности. Яркая боевая раскраска, специфическая мода, презирающая стиль casual, агрессивное подчеркивание половых различий (столь разительно отличающее русских женщин от их товарок на Западе) - и есть лучшее подтверждение того, что сексизм в России не только есть, но настолько влиятелен, что уже неразличим как воздух. Им все дышат вне разделения на женщин и мужчин, и то, что его не видят и не хотят видеть мужчины - понятно, кому охота расставаться с властью, пусть и небольшой, но которой владеешь по праву рождения. Неразличение его женщинами более интересная социальная подробность, которая точнее всего похожа на стокгольмский синдром. Жертвам сексизма его реклама ни к чему, потому что приемы сосуществования с ним - часть привычной культуры, а другой просто нет. И как следствие: высокий уровень конкуренции и социальная незащищенность.
Более внимательный взгляд увидит, конечно, связь сексизма с патриархальностью, традиционализмом, восточными нравами. А если говорить проще: сексизм и есть половая версия русского деспотизма, путинизма, если хотите. В политике - авторитаризм, в культуре - традиционализм и патриархальность, в сексуальном поведении - махровый сексизм. Только поддерживают его не путинские 86 процентов, а сталинские 98: и это куда более отчетливая дистанция до горизонта равенства, чем что-либо другое.

На интернет-сайте Kasparov.ru опубликована статья

Русская Родина vs. Родина американская

Вообще-то мне нравится новое русское кино, которое еще зовут фестивальным, авторским, артхаусом. Это не единичный фильм, не одинокий Левиафан, не парочка умных режиссеров-хипстеров - это последовательная лексика киновысказывания, характерная для десятков фильмов и десятков авторов. Да, у этого кино есть особенности - оно уксусно-горькое, мрачное, не конвенциональное, отвращает широкого зрителя постоянно плохим настроением, а прокат невозможностью это плохое настроение продать. Но оно не похоже на других необщим выражением запаха родины, и я за ним внимательно слежу.
Все эти слова нужны только для того, чтобы избавить читателя от подозрения, что я отношусь к русскому кино с высокомерным небрежением и собираюсь огульно его отрицать. Нет, хотя я буду говорить о редком, радостном, почти чудесном попадании в десятку автора русской версии американской и израильской "Родины", которая стала удивительным по своей точности сопоставлением России и Америки.
Collapse )