December 5th, 2015

Чемодан. Вокзал. Израиль

Оригинал текста

Среди признаний, мне доступных, одно в равной степени постыдное и симптоматичное: я немного болею за "Зенит". Немного еще шью. Очень немного, почти несущественно, но все-таки болею (раз в два месяца что-то смотрю), и главное – почти непроизвольно. Само собой получилось.
То есть я прекрасно понимаю, что болеть за "Зенит" нельзя. Во-первых, нет даже во-первых. Там все - от Газпрома и Миллера, псевдоПитера и ленинградских традиций до отсутствия самоокупаемого шоу - вызывает сомнение, что речь вообще может идти о футболе. И, однако, когда с отчетливой неловкостью я смотрю за тем, как "Зенит" играет с любым другим соперником, я болею, то есть желаю выигрыша именно ему.
Думаю, мотивация здесь не важна: почему я олицетворяю какую-то часть себя с Халком и Витселем в майках питерских футболистов. Паллиатив патриотизма, форма извинения за покинутую малую родину, реплика благодарности деду со стороны матери, который таскал меня на футбол в раннем детстве. Для всего дальнейшего мотивация, объяснение, почему я болею за "Зенит" - не имеет значения. Ведь "Зенит" - это то же самое, что евреи.
То есть люди любят и болеют за свою нацию, вне зависимости от того, читали или нет Бенедикта Андерсона, полагающего нацию - воображаемым сообществом. Но даже если читали и даже если согласны с воображаемой (иллюзорной) сущностью нации, это совершенно не мешает им болеть за "Зенит". То есть за евреев. Калмыков, друзей степи, монголов, обитателей юрты, египтян, преемников территорий с пирамидами.
То есть сколько бы ни было высказано аргументов по поводу фиктивности нации, это не мешает любить ее так же необъективно и очень часто бессознательно, как я люблю "Зенит".
Collapse )?