December 12th, 2015

В интернет-газете Каспаров.ру вышла статья

Переходящий враг


Оригинал текста

Люди, не совсем забывшие совок, помнят, возможно, такой общественный инструмент как переходящее красное знамя. В принципе обыкновенный пропагандистский фетиш, замещавший материальную заинтересованность. Хотя более внимательные наблюдатели способны были разглядеть в нем и возрождающуюся птицу Феникс, и круговорот воды в природе, и идею о перерождении души, о смене любовниц как перчаток и даже уловку женского кокетства: в угол, на нос, на объект.
Мы вообще подчас недооцениваем интеллектуальную нагруженность пропаганды, которую продумывают и осуществляют люди пусть и циничные, но, так сказать, начитанные и неслучайные.
Понятно, что мы сейчас о современном варианте переходящего красного знамени, об образе врага, который с такой легкостью и скоростью меняет свое лицо, что это какой-то переходящий враг. Геи, пятая колонна, нацпредатели, украфашисты, злобные пиндосы, исламские террористы, игиловцы, беженцы, наконец, турки и их коварный предводитель Эрдоган.
Многих изумляет сама быстрота смены вражеских образов - псевдоумирание (переход в пассивное состояние) одних, и возрождение из пепла новых буквально по щелчку. Смена объектов в руках фокусника, смена блюд в трапезе, смена лозунгов в колонне демонстрантов, смена речевок с трибуны мавзолея, смена костюмов мимом.
Понятно, что здесь важна предварительная подготовка аудитории (почвы, она готовится культурой), а это особая тема. Но я хотел бы предположить, что среди изобретателей самого феномена - переходящего врага - люди, как и в случае с советской предысторией, грамотные и интеллектуально основательные. Более того, я бы предположил, что они хорошо знакомы не только с советской версией идеологического воздействия на широкие массы зрителей, но и рефлексией на советскую пропаганду со стороны их наиболее впечатлительных и проникновенных критиков - концептуалистов.
Collapse )

Подвиг разведенки

Казалось бы, ебу я свою Лесю или не ебу - какая кому разница? Мои поллюции - мое богатство. Ан нет, в авторитарном государстве, где нарцисс повторяет себя в сотнях отражений, все, что творится у нарцисса - в башке и в предстательной железе - что-то вроде референдума: есть ли жизнь на Марсе? Налево пойдет - весна распахнет ставни, направо - береги, Гитлер, жопу, мы идем прибивать щит на врата Царьграда.
Именно поэтому фантазии и видения частного лица становятся планом: как быстрее и вернее угробить большую страну. Маленькую, кстати, угробить труднее: она проскочит как вишневая косточка, соскользнет с крючка окунем, собьется в пену как мыло. Не так с большой: даже если дундук на троне с дуру промахнется мимо цели, то попадет не в лоб, а по лбу; двери прищемят яйца, пока протискиваешься от мирового пожара в крови, голову зажмет волчьим капканом при бегстве от санкций: а не суй ее, куда не следует.
Короче большой да дурной стране уйти от рока труднее, а когда Леся у тебя на уме да КГБ в анамнезе - пиши пропало. Леся тебя возьмет за облако в трусах, как за пуговицу, и ты расскажешь все, как под лампой у Берии: с кем пила, зачем блестят твои глаза? Зачем рыл Беломорканал в посольство пиндосов в Стране басков и где вообще золото инков вместе с закромами партии и Янтарной комнатой? Заныкал с Лесей пополам? Леся-то отвертится, у нее отвертка есть, у тебя: рейтинг, рейтинг, один рейтинг в штанах. Да и тот мелом на доске писаный: то есть следующий же учитель сотрет его в пыль, чрез звуки лиры и трубы, и общей не уйдет судьбы.