January 26th, 2016

На интернет-портале Каспаров.ру опубликована статья

Хоровод вокруг Серова

Оригинал текст

Ажиотаж вокруг выставки Серова кажется случайным (и случайным во многом является) и при этом симптоматичным. Случайным, так как на месте Серова мог оказаться совсем другой (не скажу любой) персонаж. Симптоматичность ажиотажа в том, что он обнаружил тревожное, истеричное (если не психопатическое) состояние российского общества.
Тревога российского общества обоснована: российское государство, как Штирлиц, на грани провала. Даже если этот провал не событие, привязанное к конкретной дате (он может случиться завтра, через год, через пять лет), его ощущение отчетливо и болезненно одновременно.
В этом смысле сумасшествие вокруг выставки Серова - это защитная реакция. Во многом естественная. Имеющая и не имеющая специфические черты, свойственные только России.
Возьмем реакцию американского общества на события 11 сентября 2001 года. Реакций, причем разных, конечно, было много. Но одна из них для нас характерна. Огромное число американцев вывесило государственные флаги на своих домах. Если кратко, они пытались восполнить брешь в символической силе американского государства. Атаки террористов Аль-Каиды с большим числом жертв и знаковым  характером целей показали, попросту говоря, неготовность государства к этим атакам. И как бы покачнули государство. Американцы, вывесившие флаги, восполняли ущерб, восстанавливали равновесие, ставили заплатки на символическое пространство.
И, одновременно, являлись инструментом психологической компенсации: атаки произошли, никто не знал, не повторятся ли они завтра, а сделать что-то реально могли немногие. Остальные инстинктивно решились на символическое и психологическое действие.
Сказать, что сегодняшняя ситуация в России похожа на 11 сентября в Америке, будет преувеличением. Но ощущение, что страна находится на грани символического провала, реально.Collapse )

Спор теоретиков, блин

Не мне защищать Ленина. Я был подростком, старшеклассником и, познакомившись со своей будущей женой, тут же сказал (по ее словам), что дедушка Ленин - ослепительный негодяй и убийца, которого когда-нибудь обязательно будут судить вместе со Сталиным. Год это был 1967, 50-летие Октября, место действия - пролет лестницы в 30-ой физмат школе в Ленинграде; только что открыли Василеостровскую, мы смотрели на нее из окна.
Я это к тому, что защищать Ленина от Путина как бы неловко, но насколько в этом сравнении один предстает злым, но расчетливо умным, понимающим, что для управления надо то ослаблять, то затягивать удавку. То устраивать красный террор просто по случайной выборке из социально неблизких, то подманивать потенциальных оппонентов из национальных элит конфеткой в виде идеи о праве нации на самоопределение.
Ведь хватило ума отпустить Польшу и Финляндию - не из человеколюбия, а просто по трезвому расчету, что не проглотить все сразу, можно подавиться. А наш-то, наш, у которого не репутация, а мокрые трусы: все, что видит, как клептоман, пытается схватить и украсть, без мысли - а удержит ли, а что будет завтра, не дорога ли цена за хватательный рефлекс?
А тут еще и в заочный теоретический спор с Ильичем (который: камень на камень, кирпич на кирпич) вступил. А ведь Ильич, ошибавшийся, конечно, в людях, нашего паренька дальше кухни вряд ли бы пустил: этакая несносная решительность - что вижу, то тащу себе в рот, - не опасна только у поваренка, которого заставляют пробовать блюдо, потому что не жалко безмозглое существо: отравится - значит, судьба. А как не отравиться при такой наивной самоуверенности?