February 22nd, 2016

В интернет-газете Каспаров.ру вышла статья

Бинарный пессимизм России

Оригинал текста

Вероятность того, что Лотман знал о Путине, близка к нулю. Однако примерно в то время как Путин появился на горизонте у Собчака, Лотман достаточно подробно предсказал путинский переворот и даже реакцию на него. Более того, он предсказал и следующую за Путиным эпоху.
Речь, конечно, идет о его последней работе "Культура и взрыв", которая в 1992 (за год до смерти Лотмана) вызвала множество культурологических отзывов, а вот политологически попала в туман слишком быстро менявшихся обстоятельств.
И это не смотря на то, что интерпретация Лотманом культуры обладала теми признаками обобщения, которые позволили ему ввести в оборот очень простую схему толкования русской истории и ее радикального отличия от культуры и истории европейских.
Лотман, если объяснять на пальцах, утверждал, что русская культура - бинарная, в ней постоянно происходят колебания между двумя отрицающими друг друга полюсами, наподобие маятника. То есть тяга к какому-то полюсу соединяется с таким отвержением полюса предыдущего, что в процессе отталкивания все ценности этого полюса уничтожаются, и все начинается как бы с чистого листа. "Как бы" - потому что потом эта ситуация повторяется с точностью до наоборот, опять очарование новым полюсом, который вызывал отторжение на предыдущем этапе, оборачивается уничтожением ценностей полюса прошлого.
В то время как в европейской тернарной культуре, по Лотману, какие бы революционные взрывы не происходили, отрицаемые ценности не уничтожаются полностью, а сохраняются, даже если временно переходят с центра общественного внимания на периферию. Таким образом, обеспечивается развитие и преемственность общества, в котором ни одна революция не уничтожает (хотя и пытается порой) все до основания, а потом.
Collapse ).

На интернет-портале Каспаров.ру опубликована статья

Наказание без воспитания

Оригинал текста

Поговорим о грустном.
Пожелание зла российскому государству и российским гражданам - довольно частая формула выражения чувств со стороны ограбленных украинцев и крымских татар. Как, в общем, и прибалтов, поляков, других соседей по бывшему соцлагерю, а теперь и арабов-суннитов.
У этой темы есть несколько поворотов, в основном, риторических, ибо до Нюрнберга далеко, как до луны. И, однако, оппоненты российской власти порой задаются вопросами: а не стоит ли простить всех скопом, чтобы не увеличивать ожесточение в обществе? А если прощать или не прощать по суду, то – чисто теоретически - в какой степени рядовой гражданин РФ несет ответственность за преступления государства? И насколько оправдана жажда накануне обыкновенных обывателей, поддержавших Крым и Донбасс? Да и будут ли они наказаны, если путинское государство ослабнет до такой степени, что ответственность за поведение агрессивной державы окажется переложенным на плечи галерки?
Евгений Ихлов полагает, что наказание должно быть осмысленным, а так как путинский крымнашист ни ухом, ни рылом не понимает, почему плохо красть чужое и радоваться соседской беде, даже если другие это делали раньше, то и наказывать его бессмысленно, как младенца за мокрые пеленки. А вот люстрация вполне даже справедлива.
Соображение резонно, но надо сказать, что наказание совершенно необязательно преследует воспитательную цель. А если и воспитательную, то далеко не всегда для самого нарушителя закона. Куда чаще наказание - это возмездие, а объектом наглядного воспитания являются, так сказать, зрители, аудитория, общество.
В этой связи я хотел бы привести пример того, как чувство законной справедливости (очень часто не отличимое от чувства мести) функционирует в Америке, стране с суровым отношением к нарушителям закона. Примеров экспрессивного возмездия (без особого желания воспитывать) можно привести множество. Я буду говорить об одном: о наказании Японии за нападение на Пёрл-Харбор.
Говорить будем, конечно, не о моральном аспекте (мы не в церкви), а о практическом. Через два месяца после нападения на Пёрл-Харбор, в соответствии с указом Франклина Рузвельта, были интернированы все японцы, проживавшие на тихоокеанском побережье. В концентрационных лагерях оказались 120 тысяч японцев (из них 62 процента граждане США). Интернировали не за антиправительственную деятельность или непатриотичные высказывания, не за предательство или шпионаж, а за национальность. Известен только один случай, когда интернированной японке по суду удалось освободиться из лагеря.
Collapse )