March 4th, 2016

В интернет-газете Kasparov.Ru вышла статья

Путин – женщина (нерешительный абсолютизм и гибридный нацизм)

Оригинал текста

Как бы ни был уверен в себе авторитарный правитель, ему нужна поддержка предшественников и образов авторитетного прошлого. Сталин представал перед современниками в виде Иоанна Грозного и Александра Невского. Путин, случайно или нет, довольствуется женскими образами.
В сериале "Великая" Путин, как хребет на рентгене, просвечивает и сквозь Елизавету Петровну, и сквозь Екатерину Алексеевну. То есть пока речь идет о женских проблемах, ревности, беременности, поклонниках - героини вполне себе бабы, но как только с языка слетает Россия, через них, как будто они медиум, начинает говорить Путин эпохи воссоединения Крыма.
Любит он Россию и заботится о ней, как о жене (нет, о жене он своеобразно заботится), матери, что ли, сестре, дочери? Но в том-то и дело, что в путинских мечтах, посещающих и Елизавету, и Екатерину - Россия, это какой-то симбиоз неразумного дитя-вундеркинда, выбирающегося из объятий плохих учителей, и тетеньки-матроны с не женскими, но путинскими мечтами о величии и гордости: мы еще покажем русофобу Обаме-Петру Федоровичу, почем раки на базаре.
Та легкость, с которой режиссер вписывает Путина в образы русских цариц, говорит о понимании им, что Путин хоть тушкой, хоть чучелом, но очень хочет на трон любви, пусть вместе с биде и гибким шлангом (привет Варламов), но трон. Хотя престол с душем - это не вполне авторитаризм, это – даже не просвещенный авторитаризм, а такой - нерешительный. И хочется, и колется, и тетя Меркель не велит.
Collapse )