April 4th, 2016

В киевской газете "День" вышел текст

Наш чудный черный ангел

Оригинал текста

После того, как его не стало, я стал куда сильнее слышать запахи. Почти как собака. Я слышал, как пахнет рука под кожаным ремешком от часов. Или как подванивает белье бездомной старухи в другом конце вагона метро. И еще я стал тихо подвывать, когда меня никто не слышал. Так, чуть-чуть. Возможно, подражая Нильсу и тщетно пытаясь хоть как-¬то его заменить. А может быть, просто попросить прощение за то, что не сумел его спасти. Наш чудный черный ангел…
Мы купили его в эстонском городе Нарва. Десятилетний сын Алеша, с которым мы уже не первое лето проводили на даче в Усть-Нарве, давно просил собачку. Ребенок был нервный, ходил к логопеду, лечился от (малозаметных для чужих и весьма болезненных для своих) нервных тиков, и к его желаниям я привык относиться серьезно. Около дачного магазина прочел объявление, что в Нарве (полчаса езды на машине) продаются щенки ризеншнауцера, уже подрощенные и привитые.
Затем уже возле дома в Ленинграде (всё один к одному) увидел женщину с полуторагодовалой очаровательной сучкой ризеншнауцера, полюбовался, поговорил с хозяйкой, которая, понятное дело, хвалила породу – неприхотливая, ест все, что дают, преданная, сильная, отважная. При том отличный товарищ, всегда рада любому движению, совершенно неутомимая, а на врага нападет только по прямой. А, кроме того, мне по душе была сама внешность собаки – большая кудлатая голова со стоящими, как у чертика, ушами, нависающими бровями и усами, массивные шерстяные лапы и веселый обрубок хвоста…
Collapse )

Порно на два миллиарда

На сборах (после четвертого курса) на острове Муха, где нам присваивались офицерские звания, мы конспективно познавали этнографию советской армии. Рассказывать можно много, но к настоящему моменту подходит одна история: в какой-то день, когда мы были прикомандированы к кухне, возле кастрюль и обшарпанных плит пошатываясь прохаживался пьяный в зюзю прапорщик, который после каждого слова вставлял: кого ебет чужое горе. Иногда - для контраста менял в конструкции глагол - волнует. А потом возвращался к пластинке, будто набирал в легкие воздух. Ответ разочарованного стилиста на известную евангельскую максиму.
Поварихи были суровые и в четверть поджатого рта улыбающиеся женщины, по виду из офицерского сословия, http://day.kyiv.ua/ru/blog/obshchestvo/nash-chudnyy-chernyy-angel это его не смущало, и их не смущало тем более в виду привычки. Если кому-то здесь привиделось что-то вроде Декамерона (восемь девок один я), это иллюзия, а на лицо что-то вывернутое наизнанку без оттенка сексуального, даже если сценку, как тряпку, выкручивать двумя руками.
Я вспомнил об этом в связи с историей показа интимной жизни и не менее интимных разговоров Касьянова из замочной скважины. Ну, что здесь сказать, очень хотелось бы, чтобы вместо Пелевиной был Ролдугин вместе с другом детства. Ну и Коротченко на закуску. И если делать, так делать: 3D и 5K, а лучше очки-гугл и весь отряд кремлевских чекистов с питерской удалью в гостях у армейского спецназа в Гюмри. Картина так и называется: на привале. Или в ожидании повестки.
Все-таки человек, похожий на Скуратова (кстати говоря, лилипутинских рук дело) был еще детством мануфактуры государственной порнографии и долговременного позора. Позора, у которого неминуемые и суровые последствии: у Касьянова - всего лишь пассия (одна и без охраны) - что точно не стыдно даже по кремлевским понятиям. Но вы открыли новую вкладку журнала - ебать любых кремлевских с криками: а ну-ка, девушки, а ну-ка, юноши, лошади, козел Тимур, синагога на Лермонтовском, все сюда, давайте, друзья, шире круг.
Я не идеализирую наши тюрьмы, но создателей фильма и его инициаторов здесь, что называется, примут, хоть платье с оборками и помаду приноси: Машкой будешь. Игра в сексуальные наказания опасны, у зоны и будущего свое представление о приличиях. Хотя есть в действиях власти, надо признать, последовательность: как любители хардкора, они все ведут к тому, чтобы переворот в будущем был - хотел сказать: садомазохистским - нет, садистским, без изысков.
Это все при том, что Касьянов совсем не герой моего романа, а Парнас - не партия моей мечты. Но если даже меня властным Пазолини и Вендорсам удалось пробить на сочувствие к объекту их издевательств, значит, правы международные расследователи, нашедшие клад Кощея-бессмертного в офшорах. Ведь не боялись бы, не крошили бы падлы батон.

Порно на два миллиарда

На сборах (после четвертого курса) на острове Муха, где нам присваивались офицерские звания, мы конспективно познавали этнографию советской армии. Рассказывать можно много, но к настоящему моменту подходит одна история: в какой-то день, когда мы были прикомандированы к кухне, возле кастрюль и обшарпанных плит пошатываясь прохаживался пьяный в зюзю прапорщик, который после каждого слова вставлял: кого ебет чужое горе. Иногда - для контраста менял в конструкции глагол - волнует. А потом возвращался к пластинке, будто набирал в легкие воздух. Ответ разочарованного стилиста на известную евангельскую максиму.
Поварихи были суровые и в четверть поджатого рта улыбающиеся женщины, по виду из офицерского сословия, это его не смущало, и их не смущало тем более в виду привычки. Если кому-то здесь привиделось что-то вроде Декамерона (восемь девок один я), это иллюзия, а на лицо что-то вывернутое наизнанку без оттенка сексуального, даже если сценку, как тряпку, выкручивать двумя руками.
Я вспомнил об этом в связи с историей показа интимной жизни и не менее интимных разговоров Касьянова из замочной скважины. Ну, что здесь сказать, очень хотелось бы, чтобы вместо Пелевиной был Ролдугин вместе с другом детства. Ну и Коротченко на закуску. И если делать, так делать: 3D и 5K, а лучше очки-гугл и весь отряд кремлевских чекистов с питерской удалью в гостях у армейского спецназа в Гюмри. Картина так и называется: на привале. Или в ожидании повестки.
Collapse )