May 8th, 2016

В киевской газете "День" вышел текст

Табачок врозь

Оригинал текста

У идеи премьера-министра Японии обменять Курилы на помощь России в экономическом развитии несколько очевидных подтекстов. Японский политик правильно выбрал момент: у российской экономики такие проблемы, что менять территории на развитие Дальнего Востока по-японски самое время. Более того, у оказавшегося в изоляции Путина экономическая дружба (а бывает ли другая) с одной из стран "семерки" - хороший повод показать благодарному российскому народу, что все на самом деле окэй, а злобной Америке и послушной Европе, что на них свет клином не сошелся.

Но вся путинская популярность зиждется именно на географическом патриотизме: приращение территорий - любимая русская забава. Даром, что ли, Крым присоединяли и Донбасс откусывали? Отдать Курилы - обломить рейтинг с возможной катастрофой в анамнезе. Хотя, если судить здраво, лучшего момента и условий, чтобы решиться на рисковый обмен, трудно себе представить. Когда еще избавляться от ненужного балласта, как не при гибельном шторме? Курилы - та же Аляска, Путину бы Москву и Московскую область (фигурально говоря) спасти от нищеты, а тут еще не только экономическая, но и политическая выгода.

Collapse )

В интернет-газете Kasparov.Ru вышла статья

Запрос на поражение

Оригинал текста


Мысль о том, что Россией давно востребовано поражение, не нова. Соединение бедности, непросвещенности и высокомерия - питающая смесь русского патриотизма. В принципе, и любого другого. Но у этих других есть счастливый опыт не только побед, но и поражений, полезных для национального отрезвления.
В России, казалось бы, поражений было не меньше: кто только из соседей не захватывал территорию страны (как ордынцы, поляки, французы и немцы), кто только не пировал в Москве (те же монголы, поляки, французы). Кто только не наносил болезненных локальных поражений и ударов по самолюбию (как японцы, финны, австрийцы, англичане, афганцы, те же турки). Иногда это приводило к потере суверенитета на века, иногда помогал мороз и русский бог.
Трудно утверждать, что русский патриотизм и здесь принципиально отличается от высокомерия других видов патриотизма: победу считать детищем народа, а поражения списывать на счет нерадивых правителей.
Но если сравнить с поведением тех европейских государств, которые принято считать цивилизованными, то разница бросается в глаза. Collapse )- ценность такой рутины, как человеческая личность.