mikhail_berg

Categories:

Отвечая за базар на смертном одре

Ситуация вокруг решения Amnesty International не называть больше Алексея Навального узником совести – это история о контекстах. Мы постоянно пребываем в этой разнице реакций от аудитории (или, точнее, аудиторий, в которых пребываем). Скажем, праздничный фейерверк - один из способов подчеркнуть для большего числа потребителей массовых сообщений их значимость. Шум взрывов, свист зарядов и сверкание ёршиков на фоне темноты. Зрители шоу, его участники, в том числе самодеятельные организаторы микрофейерверков уже как бы для себя и своих (для подтверждения своей значимости и отдельности), ощущают сопричастность и радость. Однако для невольных свидетелей и недобровольных соучастников – это порой мука, а для братьев меньших, забивающихся под кровать, непередаваемый ужас. И только потому, что одно и то же событие имеет разные контексты, разные аудитории, в которые оно помещено, и у каждой аудитории свой набор рецепций и своя правда.

Российское общество отреагировало на решение AI с болезненным разочарованием, усиленным той радостью, с которой оно было встречено официальным пропагандистским аппаратом, тут же использовавшим его для дезавуирования, понижения ценности Навального как политической фигуры. Для либерального сообщества очевидно, что это решение было инспирировано прежде всего мерзкой Russia Today и другими пропагандистами за рубежом. На языке биллиардистов это именуется забить свояка. Однако AI с ее репутацией самой авторитетной правозащитной организации в мире, многократно реагировавшей и реагирующей на политические преследования и точно, как и полагается камертону, имеет свой контекст принятия решений. Заявления Навального националистического толка, о которых все более-менее знают, о грызунах-грузинах, которых Навальный требовал разбомбить и выселить, о мигрантах, на неприятии которых делает свое сообщение во время мэрской кампании, как, впрочем, и другие, никуда не делись.

И здесь важно пересечение контекстов и их принципиально несовпадающая акустика. Навальный сегодня - жертва, причем жертва вопиющая, титульная, без возможности уменьшить уровень оглушительной несправедливости, обнаруженный властью и его гонителями. У русской аудитории статус жертвы особый, он как бы обнуляет личные качества, сглаживает как раскалённый утюг крахмальные складки и превращает жертву в подобие святого, который в процессе обретения этого статуса придает несущественность деталям. Это можно наблюдать каждый раз, когда после смерти той или иной общественно знаковой фигуры начинается диалог на повышенных тонах между теми, кто припоминает усопшему его позицию, отдельные неоднозначные (или однозначные) высказывания, что вызывает праведную ярость тех, кто уверен, что сам статус жертвы, статус усопшего как бы такой отбеливатель, устраняющий все какие-либо пятна и нюансы, неуместные во время процедуры скорби.

Читать далее http://mberg.net/otvechaya-za_bazar-na-cmertnom-odre/

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.