mikhail_berg

Categories:

Давид - он и в Африке знойной Давид цивилизации

Цветущим борщевиком еврейского национализма всего за пару дней заросла поляна русского инета. Те, от кого и не ждёшь, выпускают из себя пары национального признания, поднимая над головой зонтик еврейской солидарности. А те, кто смолчал, ощущают себя предателем и трусом. Ведь за святое дело голос подают: за несчастную жертву заступаются, за того, кого как школьника бьет дворовая шпана. За того, кто беспомощен перед грозным беспощадным врагом. Кто Давид по определению перед наглым и упивающимся силой Голиафом. И как блудным сыновьям Давида смолчать, если публично позорят и бьют отца, полощут публично его исподнее? 

Тем более отца мифологического, олицетворяющего слабость и справедливость, да ещё и покинутого, и не кем-то, мной и покинутого, я - и есть блудный сын. И громкий голос надрывного еврейского каминг-аута звучит как раскаяние, как скрипка, как признание вины: ты, отец мой небесный, страдаешь за грехи наши, а мы единственно что можем - возвысить голос свой робкий  и тихий в поддержку твою, славу твою, гордость попранную твою и печаль. 

И да, со слезами на глазах готовы пострадать за правое дело, кинув на мировые весы истории свой немощный голос в надежде, что соломинка переломит спину верблюда. И хищный верблюд с кассамами вместо зубов отступит, выпустит, выплюнет почти пережеванную жертву, и она упадёт к ногам его, несчастная, униженная и оскорбленная тень себя. Но, будем верить, встанет, наконец-то, в полный рост и даст отпор захватчику земли нашей, песни песней нашей, храма из муки и гонений, из всех жертв наших. И восстанет как мёртвый из гроба и воссияет в небесах, как вывеска правды.

И все бы хорошо, кабы не несколько голосов тоже сынов блудных, но во блуде утвердившихся и потому вопящих мерзкими визгливыми голосами, что оказался наш отец не жертвою, а сукою. Никакой он не Давид, а обыкновенный волк в овечьей шкуре, что он только прикинулся бедным и несчастным, а на самом деле спровоцировал верблюда с зубами-кассамами: в святой для него день водопоя, не пустил к воде и на поляне, где самые лакомые колючки, начал чего-то строить, издалека напоминающее здание ООН.

Нет, кричат блудные сыновья, это за причину не считается, все люди доброй воли считают причину, которая начинается вот с этого момента, когда полетели кассамы, будто исполнилось пророчество, и небо покрылось ящерицами и гадами, и солнце померкло из-за них, и тьма сгустилась на горизонте. Наша история начинается вот с этого момента, когда Фаина почувствовала себя обиженной Альбиной, а все до этого момента обнуляется, как сроки Путина. Вот с этого момента Фаина – титульная жертва, опозоренная, обманутая и брошенная, а все до этого момента не считается. Не считается, что до этого момента Фаина сама, говорят злопыхатели, обижала Альбину, и это такой круговорот: Фаина-Альбина, Альбина-Фаина.

Но если это признать, то пропадает вся столь стройно выстроенная система самооправдания в появлении борщевика, ведь тогда он не святое растение, а сорняк, который расцвёл в душах, думая, что он за правое святое дело растёт, а он растёт по воли дирижерской палочки. Когда дирижёр своим экстатическим жестом праведника подал команду: а теперь страдаем за бедную и покинутую родину, потому что Родина в опасности, а если Родина в опасности, значит, все ушли на фронт. 

Читать далее http://mberg.net/david_on_i_v_afrike_znoinou_david/

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.