mikhail_berg (mikhail_berg) wrote,
mikhail_berg
mikhail_berg

Новый патриотизм

Один мой приятель сказал о другом: о, он стал большим патриотом. И Путина тоже любит? – спросил я с надеждой. Нет, что ты, он же не дурак, ответил приятель: Путин – обречен. Это для тех, кто в своре. Но эмигрантов не любит, тех, кто Россию ругает – тоже, Америку не любит. На церкви крестится.

В этом не было бы ничего удивительного, если бы наш приятель, как и мы – не принадлежали некогда к неофициальной нонконформистской культуре, к советскому андеграунду, ненавидели советскую власть, и были, как тогда казалось, единомышленниками.

Но затем, ближе к перестройке, это единение распалось: кто-то остался в кочегарке, кто-то сделал поэтическую или другую карьеру, используя новые возможности. Теперь бывших представителей «второй культуры» (как ее тогда называли) можно найти и среди доверенных лиц Путина, его высокопоставленных чиновников, особенно в культурном ведомстве.

Но разлад начался куда раньше.

Для меня еще в 1980-м, когда самиздатский журнал «Часы» отказался печатать мой роман, а его главный редактор, Борис Иванович Иванов глубокомысленно отметил: «Кум будет недоволен». Я был удивлен: зачем выпускать неподцензурный журнал и все равно оглядываться на цензуру? Там, кстати, был такой фрагмент: «Если взять, к примеру, меня, то я трагичен, но и комичен, ибо какой я, к чертям, еврей? "Еврей, еврей!" — кричали и шептали мне в спину на улицах. "Пошли вон, дураки!" — отвечал я. — Не ваше собачье дело! Возьмите зеркало и посмотрите! Мои еврейские признаки стерлись, как губная помада: еврейского языка никогда не знал, иудейской веры не имел, как пахнет еврейская культура, даже не представляю! Что вам надо от меня? Обложить вас трехрядным солдатским матом? Пошли к дремучей матери, милые соотечественники!" Но факт остался фактом: кто-то во второй культуре представлял себя совершенно свободным, кто-то эту свободу корректировал.

Потом была история с посадкой Славы Долинина, члена «Клуба-81»: и как выяснилось, далеко не все решились подписать письмо в его поддержку: всего-то человек двадцать, остальные предпочли осторожность.

Затем была история со сбитым южнокорейским Боингом в 1983: и в нашей нонконформистской среде нашлись люди, которые утверждали, что СССР, как суверенная держава, имеет право сбивать нарушителей своего воздушного пространства, будь это самолеты-шпионы или просто пассажирские лайнеры. То есть сторонники великодержавной России были и среди завзятых самиздатчиков. Каждый раз число людей, которых ты полагал единомышленники, съеживалось; но, конечно, подлинным Рубиконом стала именно перестройка.

Красной тряпкой оказалась успешность. Одни выпускали книги, защищали диссертации, участвовали в зарубежных конференциях, читали лекции в европейских университетах, а потом и стали работать в них. Другие, опережая Путина, предпочли считать все это деятельностью, оплаченной нашими врагами: не идеологическими, а геополитическими. Возник новый-старый рубеж – православие и патриотизм. В основном, истово православными и оголтело патриотичными становились те, кто застряли в восьмидесятых, кому не удалось (иногда по вполне субъективным обстоятельствам) конвертировать свои способности в постперестроечный статус. Или наоборот, те, кто становился чиновником и начинал жить среди нуворишей путинского призыва. Здесь русский патриотизм был само собой разумеющейся платой за проход в среду.

Последнее, что выяснилось: некоторые бывшие нонконформисты сегодня за Сталина. Нет, не в ура-патриотическом и имперском угаре, но за Сталина против Гитлера. То есть Гитлер сегодня неожиданно высветил те черты Сталина, которые стали достоинством, за которые можно воевать и умирать. Для меня это стало неожиданностью: мне казалось, что среди злодеев такого калибра дифференциация некорректна.

Но патриотизм - есть патриотизм, этот механизм, как сказал один герой в пастернаковском переводе – нам не принадлежит. Я в свое время о патриотизме написал даже книжку (http://www.mberg.net/pis_o_patr_1/), в которой утверждал, что патриотизм – это древний способ манипуляции бедными со стороны богатых и хитрых. Богатым же нужен кто-то, кто будет умирать за их, богатых, интересы. Так что это вечное.

Subscribe

  • Гагарин - Белка и Стрелка

    Борхес утверждал, что самые простые вещи это те, что открываются в последнюю очередь. Полёт Гагарина к ним не относится. То, что это событие, по…

  • За что украинцы ненавидят русских

    Угрожающее скопление русских войск на украинской границе обострило чувства и выявило ряд неочевидных свойств. Понятно, почему угроза войной –…

  • Триединство волка, козы и капусты

    Александр Морозов – проницательный наблюдатель постсоветской действительности, иногда, возможно, от природного добродушия пишет вещи, кажущиеся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments